Парадигма, сегодня она плотно обосновалось в лексиконе «интеллектуальной элиты»

«Сдвиг парадигмы» — это один из терминов, которые все используют, но никто не понимает.
Как образно представить себе развитие науки? Можно ли в качестве иллюстрации взять, например, ведро, в которое с самого зарождения научной мысли и до сегодняшнего дня ученые всего мира скидывают «знания»? Теоретически, почему бы и нет… Но каков будет объем этого ведра? «Бездонным», — ответите вы и, вероятно, будете правы. Но можно ли сказать, что некоторая «единица» знания, попадая в это ведро, навсегда и безвозвратно обретает там свое место? Давайте не будем торопиться отвечать на этот вопрос. Вернемся в мир материальный и обсудим, где хранятся научные знания. Откуда каждый из нас знает о том, что Земля круглая, а человек принадлежит к царству животных? Конечно же, из книг, хотя бы из учебников. Какова средняя толщина учебника? Страниц 200-300… Неужели, этого объема хватает, чтобы отразить содержание нашего бездонного сосуда, над заполнением которого люди работают уже несколько тысяч лет?
«Парадигма» — это модное слово, которым смело оперируют люди из мира науки, культуры и других областей. Однако широта использования этого термина нередко ставит обывателей в тупик. В современном смысле понятие парадигмы ввел американский историк науки Томас Кун, а сегодня оно плотно обосновалось в лексиконе «интеллектуальной элиты».
«Хватит морочить нам голову, – скажете вы, — ведь в школьных учебниках находят отражение только основы той или иной области, та база, которой достаточно для понимания элементарных закономерностей мироустройства»! И опять будете совершенно правы! Но дело в том, что если бы «попадание» любой научной идеи в наше ведро было необратимым, то учебники начинались бы с безапелляционного утверждения о том, что Земля плоская, а оканчивались бы противоречивым заявлением о том, что она-таки еще и круглая… Но на самом-то деле, будучи некогда общепризнанным научным фактом, черепахи и слоны, держащие Землю, в один прекрасный момент пулей вылетели из ведра, а на их месте воцарился шар, который, кстати, относительно недавно тоже покинул свое теплое местечко, уступив место эллипсоиду (а если идти до конца в своем занудстве, то ныне в ведре плотно обосновался геоид)!
Итак, выражаясь простыми словами, парадигма – это и есть те базовые идеи и подходы, принимаемые научным сообществом в качестве аксиом, служащие исходной точкой для дальнейших исследований.
В современном мире изложенная Куном теория, которую мы рассмотрели ранее, выглядит чересчур упрощенной. Поясню на примере: в школе мы изучаем так называемую геометрию Евклида. Одна из основных аксиом состоит в том, что параллельные прямые не пересекаются. В конце XIX века Николай Лобачевский опубликовал работу, в которой опровергнул этот общепринятый научный постулат. Очевидно, что альтернативный взгляд был встречен не очень-то приветливо, однако нашлись и единичные сторонники этой идеи. Только более чем через сто лет геометрия Лобачевского не просто утвердилась, но и послужила основой для других неевклидовых геометрий пространственных отношений. Сейчас эти теории имеют широкое применение в физике, астрономии и др. Однако ни геометрия нашего великого соотечественника, ни другие «неевклидовы» идеи не вытеснили классическую – они ее дополнили, надстроили, то есть парадигмы существуют параллельно, описывая один и тот же объект в разных аспектах.

Подобная ситуация наблюдается и в парадигмах программирования. В отношении этой области знаний даже используется термин «полипарадигмальность».
Новые парадигмы не вымещают старые, а предлагают методы решения определенных задач с сокращением временных и финансовых затрат. При этом «старые» парадигмы остаются в строю, используясь либо как основа для новых, либо как самостоятельный комплекс инструментов. Так, например, язык программирования Python позволяет писать код, используя любую из существующих парадигм – императивную, функциональную объективно-ориентированную либо их сочетание.